Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны. Артемов Николай Ефимович

Дата публикации: 30.01.2020

Уважаемые читатели! Предлагаем вашему вниманию спецпроект отдела общественных связей "Воспоминания ветеранов". 

Историю создают люди. Своими решениям, действиями, желаниями и свершениями они пишут мировую летопись, изменяют движение жизненного вектора. История - это совокупность человеческих судеб, а человеческие судьбы - отражение прошлого. К годовщине Великой Победы мы хотим поделиться с вами реальными историями людей, которые 75 лет назад писали наше будущее.

Существование этого проекта стало возможным благодаря Гордеевой Лиане Григорьевне, доценту кафедры культурно-досуговой деятельности. В 2010 году под её руководством был издан сборник "Спасибо за Победу", который стал основой проекта.

Материал будет дополняться новыми воспоминаниями. 


Воспоминания Артемова Николая Ефимовича о Великой Отечественной войны


Я был призван в ряды Советской армии в ноябре 1939 года. Службу начал в г. Днепропетровске, в прославленной в годы Гражданской войны 30 Иркутской, Трижды Краснознаменной стрелковой дивизии, в 71 стрелковом полку. Время было очень тревожное. В сентябре началась Вторая мировая война. Фашисты оккупировали почти всю Европу. 30 ноября вспыхнула советско-финляндская война, Англия и Франция объявили СССР агрессором и угрожали бомбардировками ее территории.

Я к началу Великой Отечественной войны уже приобрел некоторую военную и психологическую подготовку, в январе — феврале 1940 г. нашу дивизию усиленно готовили к отправке на финский фронт. Она была назначена на 12 марта 1940 г. Но в этот день был подписан мир с Финляндией. В мае 1940 г. дивизию перебросили в Приднестровье и нас стали готовить к операции по освобождению Бессарабии. В ночь на 28 июня мы на занятых боевых рубежах с волнением ожидали сигнала к наступлению на Румынию, но его не последовало. Румыния мирно уступила Бессарабию. После этого наша 30 стрелковая дивизия была переведена на новый рубеж, она заняла позиции на новой советско-румынской границе к западу от города Бельцы.


Вот с этого рубежа началась моя настоящая боевая биография. Сталинская версия о неожиданности для нас гитлеровского вторжения неверна. Она выдумана для объяснения катастрофических неудач Красной Армии в начале войны, которые в действительности были следствием вялой, нерешительной политики сталинского руководства в подготовке обороноспособности страны. Принимаемые меры были половинчаты, нерешительны, проводились робко, с оглядкой, чтобы не вызвали недовольство Гитлера. В частях нашей дивизии, как, наверное, и в других приграничных войсках приближение схватки с фашистской Германией чувствовалось задолго до ее начала. С весны 1941 г. резко усилилась боевая подготовка войск. Боевые тревоги следовали одна за другой, началось спешное перевооружение войск, порой, правда, оно было непродуманным. Прежнее вооружение вывозилось до поступления нового. Так случилось с артиллерией. В результате дивизия вступила в бой 22 июня практически без артиллерии.

22 июня около 3-х часов ночи была объявлена боевая тревога. Солдаты, задерганные почти ежедневными тревогами, ворчали: «Хотя бы по воскресеньям дали выспаться». Но это была необычная тревога. Через некоторое время нас броском отвели под навес скал, а около 4,5 часов утра в небе над нами появились немецкие самолеты, которые начали бомбить наши позиции и город. Около 6 часов мы вступили в бой с противником.

Мои первые впечатления от начавшихся боев безрадостны. Противник был до зубов вооружен автоматами, пушками, танками, самолетами. Мы же испытывали недостаток во всем, особенно в автоматике, которой у нас почти не было, и артиллерии. Не на высоте оказалось и наше дивизионное командование — генерал Галактионов. Вместо хорошо организованной обороны нас безрассудно бросали в контратаки на сплошную стену автоматного и артиллеристского огня. 30 июня, в одну из таких контратак я был ранен в левую ногу пулей навылет. Произошло это вечером, на закате солнца. Наши войска, потерпев неудачу, отходили на исходные позиции. Я, никем не услышанный, оставался один на обширном поле, поросшем молодой кукурузой. От плена меня спасло спасло то, что противник не преследовал наши отходившие войска. Превозмогая боль, я перетянул раненную ногу разорванной штаниной, лег на спину, положил раненную ногу на здоровую и, работая локтями, стал продвигаться к своим. На рассвете, совершенно обессиленный, я был замечен группой наших войск и был доставлен в медчасть, а оттуда в г. Бельцы. Здесь, в помещении больницы, после оказанной мне помощи, у меня состоялась запоминающаяся беседа с политруком из особого отдела. Он интересовался настроением раненных и, подбадривая нас, пафосно заявил: «Через одну-две недели наши войска будут в Берлине», на что я ответил рифмою: «Если мы будем так воевать, то нам в Берлине не бывать!». И далее рассказал о своих невесёлых наблюдениях: о несвоевременном артиллерийском перевооружении и безрассудных контратаках.


Из города Бельцы меня переправили в госпиталь при Одесском мединституте. Долечивался я в городе Бердянске.

Следующий этап в моей фронтовой жизни связан с боями на Керченском полуострове. В ночь на новый 1942 год я участвовал в Керченско-Феодосийской десантной операции, в ходе которой наши советские войска ко 2 января овладели Керченским полуостровом, городами Керчь и Феодосия. Однако развить наступление дальше им не удалось. Противник в начале остановил наши войска, а 15 января оттеснил их от Феодосии на Ак-манайские позиции, где фронт стабилизировался до мая 1942 года.

Я сначала в звании замполита находился в минометной роте, а в середине января был назначен заместителем командира группы разведки по политчасти. С конца января, после гибели командира, я стал и командиром, и политруком разведгруппы роты. Задача разведгруппы состояла в том, чтобы тайно, обычно ночью, проникать в тыл противника и выявлять места расположения штабных складов, огневых точек, концентрации живой силы, техники и т.д. Особую задачу составляла и «добыча языка» — захват и доставка живых военнослужащих противника. С первой задачей мы справлялись успешно, а с «добычей языка» дело обстояло хуже. Тогда меня вызвали в штаб дивизии и приказали переменить тактику. Перейти от разведки «тихой сапой» к разведке боем. Помню, это было выражено образно: «Не выходит по-кошачьи, действуйте по-собачьи». В ночь на 28 февраля мы предприняли разведку боем, перешли линию фронта и направились к деревне Парпач с целью захватить там одного из немецких часовых и доставить его в наше расположение. Но, видимо, мы были замечены при переходе фронта. Над нами вскоре повисла, как люстра, горящая ракета и начался минометный обстрел. Тут же передо мной разорвалась мина, и я потерял сознание. Пришел в себя, когда лежал на столе медсанчасти. Как и кто меня вынес из вражеского тыла, не знаю. Я получил осколочное ранение правого глаза. В госпитале в Сочи, куда я был доставлен спустя 10 дней, раненый глаз был удален и установлена значительная потеря зрения в оставшемся левом глазу. Выписавшись из госпиталя, некоторое время работал в Ставропольском исполкоме. В августе, в связи с прорывом немцев на Кавказ, эвакуировался в город Ташкент, где получил высшее историческое образование, окончил аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию.


В 1952 году начал работать и преподавать в МГБИ. Я работал в должности проректора по учебной работе и проректора по научной работе Московского государственного университета культуры и искусств, затем, 20 с лишним лет, заведующим кафедрой истории, профессором.

За свой многолетний педагогический труд я был удостоен звания заслуженного работника культуры РФ и Почетного профессора университета. Имею правительственные награды: Орден Отечественной войны I степени, Орден Отечественной войны II степени, Орден «Знак почета» и др. награды за боевые и трудовые заслуги.

Я счастлив, что проработал в Московском государственном университете культуры и искусств более 50 лет. Здесь встретился со многими интересными людьми, своими коллегами — учеными, артистами, выдающимися деятелями науки, культуры и искусств. Мои выпускники — это известные специалисты социально-культурной сферы. 

Автор проекта: Денис Горицкий,

отдел общественных связей.



×